aorr.ru - Ассоциация оптовых и розничных рынков

143082, Московская обл., Одинцовский р-н, д.Раздоры, МКАД 65 км +7(499) 426-35-61, +7(499) 426-35-63 E-mail: info@aorr.ru

Главная
Национальная сеть ОРЦ - драйвер развития сельского хозяйства России

В рамках проходившей в октябре 17-й Российской агропромышленной выставки "Золотая осень-2015" состоялась панельная дискуссия "Национальная сеть ОРЦ - драйвер развития сельского хозяйства России", в которой приняли участие представители АОРР. Представляем вниманию наших читателей выдержки из экспертных докладов, прозвучавших на конференции.

Сергей Левин – заместитель министра сельского хозяйства РФ

Наценки производителей, оптовых и розничных торговцев на продукцию категории «фрукты-овощи» (без картофеля) составляют (%) в европейских столицах 40, 38, 22 ,соответственно, в Москве – 13, 57, 30. Наценка оптового звена в Москве в 1,5 раза превышает аналогичный показатель в европейских странах Необходимо отметить, что проблемы существуют по всей цепочке поставок сельскохозяйственной продукции. В производственном звене (средние и малые сельхозпроизводители): отсутствует стандартизация продукции, характерен недостаток обрабатывающих мощностей, малые объемы партий продукции. Естественно, все это ограничивает доступ средних и малых сельхозпроизводителей к рынкам сбыта. В оптовом звене: физический недостаток оптовых баз, устаревшие технологии и оборудование. В розничном звене: недостаточное развитие логистики. Все перечисленные проблемы в конечном итоге сказываются на завышенной цене продуктов питания, что не позволяет достигать вымоких показателей потребления свежего продовольствия и обеспечивать продовольственнкю безопасность. Решение – это создание сети оптово-распределительных центров. Каких результатов мы хотим добиться? Для производственного звена – это возможность для консолидации малых партий продукции, доступ к мощностям для первичной переработки. На стадии оптового звена – введение мощностей по хранению, переработке.

Модель ОРЦ выглядит следующим образом. ОРЦ работают как с отечественной, так и с импортной продукцией. Поставщиками могут быть все виды сельхозпроизводителей, включая крестьянские (фермерские) и личные подсобные хозяйства. Попадая в ОРЦ продукция обязательно проходит контроль качества, ветеринарные и фитосанитерный контроль, может подвергаться различным видам обработки и упаковки. Кроме того, представлен спектр услуг, обеспечивающих сбыт продукции – логистические услуги, электронная торговля, консолидация мелких партий продукции для отправки оптовым операторам. Из ОРЦ продукция может поступать в сетевые магазины, на рынки, перерабатывающим предприятиям, в социальный сегмент, в том числе как элемент внутренней продовольственнгой помощи.

Для создание сети ОРЦ с указанными функциями необходимо сформулировать цели и задачи такого проекта. Оптимизация логистики и стандартизация качества сельхозпродукции позволит создать организованный рынок биржевых/внебиржевых торгов.

Планируется, что ОРЦ будут располагаться вблизи крупных городов и в районах концентрации производства отдельных видов сельхозпродукции. Мясная и молочная промышленность: регионы Центрального, Южного, Северо-Кавказского, Приволжского и Уральского федеральных округов. Овощи, продовольственные бахчевые культуры, фрукты и ягоды: регионы Южного и северо-Кавказского федеральных округов. Рыба и морепродукцы: регионы Дальневосточного и Северо-Западного федеральных округов.

Предполагаемые потоки продукции в рамках сети потенциальных ОРЦ: «Западный поток» – овощи, молоко, мясо; источник – Белгородская, Брянская, Воронежская области. «Северный поток» – рыба и морепродукты; источник – Мурманская область. «Южный поток» – овощи, фрукты, молочные продукты; источник – Краснодарский и Ставропольский края, Республика Дагестан, Астраханская и Волгоградская области. «Восточный поток» – рыба и морепродукты; источник – Приморский и Хабаровский края, Сахалинская область.

На данном этапе проводится проработка критериев отбора проектов строительства ОРЦ в указанных регионах. Все размещаемы ОРЦ будут иметь мультипродуктовую направленность (работа не менее, чем с 5 видами продукции: мясо, молоко, овощи и бахчевые, фрукты и ягоды, картофель, рыба). Предполагается наличие: мощностей по обработке продукции (в т.ч. сортировке, калибровке, мойке, упаковке, нарезке, подработке, заморозке, дозаморозке, дозреванию, переработке), возможностей для реализации части продукции в рамках государственного и муниципального заказа (в т.ч. для оказания внутренней продовольственной помощи населению), автоматизированной информационной системы по управлению мощностями хранения и безналичной платежной системы, комфортного доступа для отечественных сельхозпроизводителей, места и возможности для размещения пунктов ветеринарного и фитосанитарного контроля.

В результате реализации подпрограммы строительства ОРЦ ожидается: снижение розничной цены на свежую продукцию (потенциал – 20%); увеличение объема потребления свежего продовольствия (не менее, чем на 10%); налаживание производства полуфабрикатов различной степени готовности для обеспечения системы социального питания на вновь вводимых мощностях; создание ЕИС мониторинга и прогнозирования продовольственнной безопасности в масштабах всей страны; создание новых высмокопроизводительных рабочих мест; создание новых мощностей по обработке продукции в объеме 1874 тыс. т в год.

Текущий статус разработки проекта. До конца текущего года будет продолжена работа над уточнением концепции сети ОРЦ, включая корректировку нормативно-правовой базы. Проведение отбора проектов для первой очереди строительства сети ОРЦ запланировано на 1 квартал 2016 г. Ввод в эксплуатацию новых мощностей сети ОРЦ запланирован на 4 квартал 2016 г.

Минсельхоз России готов к диалогу касательно вопросов создания национальной сети ОРЦ со всеми заинтересованными лицами. Просьба направлять предложения в рабочем порядке!

Сергей Лисовский, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию; «ОРЦ: Производство и Реализация как единое целое»

Хотел бы свой доклад разделить на две части. Первая – что такое ОРЦ, вторая – что нужно сделать законодательно. У нас, к сожалению, очень много экономических аспектов не могут быть реализованы из-за отсутствия законодательной базы.

Торговая сеть может принять продукт только подготовленный – на паллетах, в ящиках, со штрих-кодом и т.д. Для этого требуется достаточно серьезная система подработки товара. Изучая опыт торговых сетей в Европе, я увидел, что между торговой сетью и производителем есть оптово-распределительные центры, куда может приехать производитель и за небольшие деньги ему оказывают услуги по сортировке, подготовке товара: его пакетированию, паллетированию, обеспечению штрих-кодом, его маркировке тем или иным торговым лейблом. Мелкие партии товара, поступающие в ОРЦ, могут формироваться в большую партию и отправляться на распредцентр торговой сети. У нас отсутствовало это звено. Но это еще не все. Крупные распредцентры не могут обеспечить первичную подработку товара. Они могут обеспечить формирование вокруг себя крупных партий товара из мелких и средних, или, наоборот, разбивку крупных партий на мелкие и средние. А вот сам сбор в Европе осуществляют т.н. «собирающие» распредцентры, которые находятся ближе к производящим районам, не к мегаполисам, они, естественно, меньше. Практически с полей производители привозят туда продукты и получают те услуги, о которых я говорил. У нас сейчас в основном упор идет на крупные оптово-распределительные центры вокруг мегаполисов. Таким образом, по сути мы дадим товаропроводящую цепочку для крупных агрохолдингов. Средние и мелкие товаропроизводители будут выпадать из этой цепи. Понятно, что т.к. у нас вообще нет распредцентров, такая товаропроводящая сеть не так плоха, но нам необходимо обеспечить создание и распредцентров, которые собирают продукцию в регионах производства. Поэтому я бы попросил Минсельхоз еще раз внимательно рассмотреть вопрос о создании собирающих центров. Крупный, средний и мелкий распредцентры – это, насколько я помню 70, 50 и 30 тыс. тонн хранения. Если взять малый ОРЦ с 30 тыс. тонн хранения и обозначить его как «собирающий», это очень много. 30 тыс. тонн хранения – это серьезные инвестиции, собирающему центру такое хранение не нужно. Товар пришел, его охладили, подработали быстро, он, буквально, – день, два или три – лежит на складах. В Европе на крупных распредцентрах, как все вы знаете, применяется система пятиярусного паллетного хранения, а на собирающих распредцентрах нет такого хранения – там, максимум, два яруса, т.к. идет поток, нет необходимости много хранить. Это поточный метод хранения в один ярус. А если обеспечить 30 тыс. тонн хранения в один ярус, то это 30 тыс. кв. метров холодильников, что очень много и дорого. Кроме того, такие собирающие центры достаточно специализированные. Поэтому, предполагать, что в них будет храниться и рыба, и мясо, и плодоовощная продукция – сложно. Это и не нужно потому, что открыть ОРЦ под плодоовощную продукцию в южных регионах – дело очень нужное, но если там организовать ОРЦ под мясную и рыбную продукцию, то, прежде всего, мы не наберем такой продукции продукции в нужном количестве, во-вторых, крупные агрохолдинги сами обеспечат себе хранение, а для средних и мелких потребуется еще и бойня. Организация бойни предполагает серьезные затраты, экологические требования по зонированию и пр. Так как плотность застройки ОРЦ достаточно высокая, найти площади с ограничениями санитарной зоны под бойню – это сложный вопрос. В Европе собирающие центры – в основном плодоовощные. На ОРЦ, которые располагаются вблизи мегаполисов, представлена вся линейка товаров.

В отношение законодательства. В чем идеология европейских распредцентров? Они за счет низких арендных ставок на этих распредцентрах обеспечивают реальный доступ и в конечном итоге снижение себестоимости продукции. Эти центры существуют не только для распределения товаров или сбора средних и мелких партий в крупные (или наоборот), но также для обмена информацией между продавцом и покупателем. Особенно продвинуты в этом отношении итальянцы. Если Rungis – это в основном торговая площадка, очень мощная, то в Италии на распредцентрах, особенно плодоовощных, формируется торговый заказ от торговых сетей на год вперед. Проводятся совместные совещания, на которых производитель открывает себестоимость своей продукции, затем определяется цена закупки продукции плюс-минус 10% на следующий год. На этих прлощадках торговые сети зачастую осуществляют финансирование закупки семян, технологий для своих поставщиков. Средняя арендная ставка на таких центрах 250 евро/кв. м, а для регионального производителя – 100 евро/кв. м – за счет низкого уровня налогов на землю. У нас пока распредцентры можно строить на землях промышленного назначения. И это большая проблема. Во-первых, кадастровая стоимость, во-вторых, налоги. Собирающие центры целесообразно строить на землях сельхозназначения, а процедура изменения разрешенного использования земель очень сложная. Три года назад мы подали предложения по изменению законодательства – о внесении поправок в земельный кодекс, позволяющих осуществлять строительство распредцентров и пунктов реализации и хранения сельхозпродукции на землях сельхозназначения. Есть смысл все-таки принять эти поправки, т.к. налог на землю – это серьезный фактор, влияющий на увеличение арендных ставок. Кроме того, налог на имущество. Представляется целесообразным на какой-то период вводить освобождение от этого налога либо его минимизировать.

Денис Буцаев, заместитель председателя правительства Московской области – министр инвестиций и инноваций Московской области

На самом деле оптово-распределительные центры на территории Московской области уже существуют, мало того, строятся новые, этот процесс контролируемый только отчасти, а скорее всего, мы даже не можем его контролировать – мы можем ему помогать или не помогать. В настоящий момент вся дискуссия, которая ведется, ведется в отношении того, каким образом помочь оптово-распределительному центру, чтобы сделать его не просто средством бизнеса, а средством поддержки, в первую очередь, сельхозпроизводителей, и во вторую очередь универсальным инструментом регулирования цен. Если говорить о том, во что примерно превращается оптово-распределительный центр у нас в стране, то это обычный логистический центр со специфическими помещениями, приспособленными для хранения сельхозпродукции. У нас имеются т.н. продуктовые базы, они строились не в таких форматах, как европейский бизнес, но, тем не менее, они существуют. У нас есть в Домодедовском районе центр, который мы построили совсем недавно, он носит скорее компромиссный характер, но тем не менее, это достаточно успешный бизнес-проект. У нас такой же проект строится на Ленинградском шоссе, и есть проекты в высокой степени реализации – один уже запущен, другой будет запущен до конца текущего года. То, что мы обсуждаем сегодня, в том числе в отношении законодательства, это не способы реализации проектов, они уже реализованы. В Москве также есть соответствующий объект, на территории Новой Москвы. Поэтому, государству, на мой взгляд, следует определиться, либо оно действительно помогает этому направлению в виде того, что предоставляет законодательные, нормативные налоговые льготы, в том числе субсидиями на капитальные затраты, о чем в основном сейчас ведется речь. Либо мы не делаем этого, пуская эти бизнес-проекты на самотек – между прочим не факт, что будет хуже. Вполне возможно, что в этом отношении бизнес отрегулируется самостоятельно. У нас льготы представляются этим проектам, независимо от того, является ли это, например ОРЦ или это просто большой инфраструктурный бизнес-проект. Льготы на имущество – это действительно региональная компетенция, она полностью в этом отношении в нашей воле, и мы льготы предоставляем сейчас на 4 года всем проектам с объемом инвестиций выше 50 млн. рублей, и можем предоставлять до 8 лет. Точнее, можем предоставлять на какой угодно срок, но предоставляем по нашему законодательству пока от 4 до 8 лет. То же самое касается вопросов, связанных с земельным налогом – действительно есть такая проблема, связанная с тем, что кадастровая стоимость в промышленности выше и платить за землю приходится больше, но это компетенция муниципальных властей. Муниципалы могут совершенно спокойно его снизить, и в случае, если они хотя «затянуть» этот проект себе на территорию, никакого решения федерального уровня не требуется.

Если еще раз возвратиться к Московской области, то у нас несколько проектов в настоящий момент, которые, как я уже сказал, в стадии реализации – до конца года будут реализованы 2 таких проекта, а до 2017-2018 г.г. мы выйдем на 4 проекта в общей сложности, т.е. еще 2 находятся в активной стадии – с выходом на площадку в 2016 г. и запуском в 2017-2018 г.г. Сегодня говорили о том, что обычно собой представляет ОРЦ, опять же, бизнес выбирает для себя наиболее выгодные формы. У нас, например, есть центр, который занимается рыбной логистикой, и там в большинстве своем упор сделан на технологическом профиле, связанном с переработкой и хранением рыбы, это тема, имеющая свои существенные особенности. Он достаточно компактный, с обной стороны, но его технологические возможности позволяют перерабатывать большие объемы. У нас есть многопрофильные центры, которые занимаются не только оптовым распределением, но и производством сельхозпродукции. Как это будет работать, мы увидим по бизнес-модели, которую коллеги подготовят к концу года. Это парк «Максимиха». Мы считаем, что концепция по своей смелости крайне интересная. У нас есть соответственно, скажем, «стандартный» европейский проект распределительного центра, который реализуется группой инфесторов в формате именно того, как это привыкли видеть все крупнейшие переработчики и производители сельхозпродукции. Мы очень признательны министерству сельского хозяйства за ту работу, которую оно сейчас ведет – не секрет, что еще год назад эта тема пребывала в забвении. Повторюсь, для наших инвесторов, для регионального уровня очкень важно, чтобы решение в отношении федеральных мер поддержки было принято как можно раньше, потому что это позволит нам с инвесторами учитывапть те льготы, которые будут им предоставлены, в расчете моделей, для которых мы в настоящее время представляем в банки, ищем финансирование, работая над налоговыми льготами регионального значения.

Александр Сироткин, директор департамента регулирования агропродовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности

Во-первых, я благодарен своим коллегам. Сразу хочу сказать, что все вопросы, которые они поднимали сейчас в своих выступлениях, очень актуальны. Естественно, министерство сельского хозяйства все эти вопросы рассматривает. Если бы я стал сейчас освещать все поднимавшиеся вопросы, мо доклад занял бы 2 часа, а после этого еще часа 3-4 я получал бы от вас вопросы. Мы создали рабочую группу. Я хочу дать понимание всем, чтобы вам было проще потом формулировать. В рабочую группу вошли абсолютно все представители госрегулирования, эксперты и т.п. Почему мы сейчас несколько осторожно высказываемся, потому что действительно, как и Сергей, и Денис говорили, у нас сейчас есть необходимость внесения изменений в законы, которые регулируют господдержку и есть большие вопросы по поводу непосредственно критериев. Я надеюсь, ч то в течение 2-3 недель мы эту работу закончим и, наконец, сможем всем заинтересованным участникам рынка более четко сформулированные критерии представить на обсуждение. Наша основная задача снизить нагрузку на инвестора сейчас и добиться оптимизации цепочки между производителем и рынком. Наша задача поддержать и потребительский рынок в том числе через этот проект, но как ни прискорбно констатировать, мы видим, что в настоящее время он падает.

Алексей Чуйкин, советник ректора Московской школы управления «Сколково»

Несмотря на то, что потребители в нашей стране предпочитают отечественную продукцию, считая ее достаточно безопасной и вкусной, к сожалению, структура потребления до сих пор сильно пререкошена не только в сторону импортной продукции, но и в сторону «менее свежей» продукции, что влияет на продолжительность жизни. Поэтому очень важно, что министерство сельского хозяйства уделяет такое внимание этой проблематике. Мы достаточно сильно отстаем по объемам от тех рекомендаций со стороны Минздравсоцразвития, это десятки процентов отставания. Развитие ОРЦ безусловно внесет свой позитивный вклад в решение этих проблем.

Созданная рабочая группа представительная, в нее входят профессионалы рынка, отраслевые союзы собирается, она собирается достаточно часто в настоящее время, чуть ли не два раза в месяц, довольно много работы ведется между этими заседаниями. Мы стараемся сделать сбалансированную систему, выработать сбалансированный подход, чтобы максимально учесть все особенности и чтобы было понятно, как не зажав предпринмательскую инициативу получить какую-то управляемость. С точки зрения типологии подхода, из двух моделей – французской и голландской, Россия тяготеет к французской двухуровневой системе. Но в отличие от моделей, опиравшихся на значительные преференции со стороны государства (защитные периметры и т.п.) мы пытаемя обойтись минимальным влиянием государства и все-таки иметь отрегулированную систему. Основные результаты: первое – это сформулирована концепция национальной сети ОРЦ, предложены и просчитаны меры государственной поддержки (их можно обсуждать на основе некой типологической финансовой модели, которую можно «гонять» в соответствии с различными предложениям и смотреть на эластичность – в зависимости от изменения параметров, которые задаются в модели. Это примиряет все стороны в бесконечных спорах по поводу того, сколько нужно выделять поддержки, какого характера и т.п. Мы свято верим в то, что быстро создать сеть можно только с элементом некоего центрального планирования, о котором говорил Александр Валентинович в своем выступлении. Минсельхоз, понимая, что в реалистичные сроки необходимо стимулировать создание множества объектов в разных частях страны, должен иметь инструмент мягкого изменения параметров. Мы стараемся предложить минсельхозу те параметры. Которые не будут ограничивать предпринимательскую инициативу. Микроуровень объекта – это схема взаимодействия участников. Мы дополнительно попытаемя увязать различные инструменты господдержки. Мы начали работать в сентябре прошлого года, за прошедший год удалось сделать достаточно много, преодолев большое количество противоречий.

Андрей Голландцев, генеральный директор ЗАО «Славтранс-Сервис»

Чем проблемы рыбной отрасли отличаются от проблем остальных секторов агропродовольственного комплекса? Тем, что российская рыба имеет большой экспортный потенциал. Если борщевой набор национальноцентричен, то российская рыба тяготеет к экспорту. Например, из вылавливаемых на Дальнем Востоке 2,7 млн. т рыбы на российский рынок попадает только 600 тыс. т. Поэтому одна из основных проблем – это экспортная ориентированность отрасли. Вторая проблема – это инфраструктурные ограничения, кроме того, низкий уровень финансирования и административные барьеры. Вкратце лишь скажу, что при поставке партии продукции из Дальневосточного региона в Центральный сопроводительный документооборот исчисляется килограммами. В обратную сторону Дальний Восток снабжается российской плодоовощной и мясо-молочной продукцией, поэтому функции ОРЦ здесь будут способствовать развитию отрасли. Если говорить о цене, прошу вас обратить внимание, как менялась цена в период 2000-2014 г.г. В структуре цены рыбы 30% приходится на производителей, 10% относится к логистике, и 60% составляет торговая наценка. За указанный период цена рыбы возросла в 2,7 раза, в то время как в среднем цены выросли в 4,2 раза (на мясо и молоко – в 5,3 и 5,4 раза, соответственно). Рост цен на рыбу отстает от роста себестоимости, находясь на грани рентабельности. Проблема в неадекватной торговой наценке.

Из 627 тыс. т, которые отгружают на Дальнем Востоке, 600 тыс. т идет в Московский регион. Практически вся обработка идет через московский регион. Петербург также снабжается через Москву. Плохо это или хорошо? Это единственный вариант, т.к. от ДВ нас отделяют 9 тыс. км ж/д. ОРЦ является важнейшим фактором для синхронизации усилий по облслуживанию отрасли, в частности, обеспечению обратной загрузки (в наст. Время с коэффициентом от 0,9 до 1, т.е. все что за Уралом, весь ДВ снабжается через систему ныне существующих логистических центров, которую надо адаптировать и модернизировать.

 

 


Фото: АОРР